Кропотов Пётр Яковлевич родился в январе 1914 года в селе Бердиха Костромской области Шарьинского района. В 1941 году был призван на фронт, воевал в пехотных войсках, был дважды ранен, в 1943 году в Керчи попал в плен, был освобожден, после Победы несколько месяцев находился «на проверке», после чего вернулся в родное село. Умер в 1991 году.

 

 

Пётр и Мария

 

Славная семейка у Петра!

Милы дочки Нина да Таисья,

Марьюшка – непраздная жена;

только вдруг суровая пора

к дому подкралась походкой лисьей –

грубая к людской любви война…

 

Пётр топтал в пехоте сапоги,

под Смоленск вела его дорога.

У Марии родилось дитя;

и пока лукавились враги,

сын Петров пожил совсем немного,

искоркой победной улетя…

 

Письма с фронта регулярно шли,

в сорок третьем прекратясь, в июле.

В сердце Марьи поселилась стынь.

И хотя луга пышнели и цвели,

для Марии все цветы уснули,

лишь осталась горькая полынь…

 

Пётр в июле жарком был в Крыму,

в катакомбах прятался от немца.

Раненым чтоб принести попить,

вылез он тайком в ночном дыму

(о товарищах болело сердце)

сцапал враг, грозил всех затопить…

 

Дальше плен. И гнали их пешком

иль как скот, везли до самой Польши.

Тщательно скрывая лагеря,

лес рубить в Норвегию потом,

камни добывать, те, что побольше,

зверства бесконечные творя…

 

Майская победа расцвела –

ликованью не было предела!

Но Петруша не вернулся в дом,

а Маруся так его ждала!

В августе письмо лишь прилетело,

жала Маша рожь тогда серпом…

 

Не писал, где был и где сейчас –

очень сдержанные были строки:

в сельсовете справку, мол, возьми

для ремонта дома, мол, у вас.

А когда, в какие сроки? –

думали Мария с дочерьми…

 

В Латвии он баржи разгружал,

проявляя честность и отвагу.

Уцелел. Кого благодарить?

Важный полицай не подписал

о расстреле  страшную бумагу,

чтобы жизни пленных сохранить…

 

Двадцать километров в сапогах

в самую распутицу, в апреле,

чтоб увидеть милую жену

и дочурок, воин прошагал,

чтоб прожить с семьёй всего неделю

и опять уехать на войну…

 

Осторожный, очень поздний стук

враз поднял не спящую Марусю:

«Кто там? Ах!» - узнала и впилась

в щёку мокрую, не скидывая рук;

мысль, что мужа больше не отпустит

никуда, по сердцу разлилась…

 

До октябрьской, до стужи, весела,

Тая в красных туфельках ходила

по не крашенному полу, а пора

зимняя пришла и замела –

да и счастье в доме поселила –

дождалась Мариюшка Петра.

 

Июль 2017 г.